Наш прадед - военный летчик

Наш прадед - военный летчик - https://bryansk.er.ru/
Фото: bryansk.er.ru
Работа братьев-близнецов Алексея и Александра Мишиных - победителей конкурса сочинений «Моя семья в Великой Отечественной Войне». Творческий руководитель: Пивченко Ирина Васильевна, СОШ №51 г.Брянска

Здравствуй, дед! Вернулся ты живой!

Мы тебя искали, вспоминали...

Ты еще красивый, молодой,

На груди и орден, и медали.

 

Где же был и где летал, ответь,

По АлСибу или над Берлином?

Часто ли встречал злодейку-смерть

На пути заоблачном и длинном?

 

Нет войны давно и нет в живых

Тех, кто ждал солдат и не дождался,

Тех, кто в роковых сороковых

Навсегда с Победою остался.

 

Дедушка, ну что ты всё молчишь?

Расскажи, судьбу свою поведай!..

Сон ушёл, как дым, в ночную тишь

Вместе с горьким запахом победы...

 

Это стихотворение под названием «Сон» посвящается нашему прадеду, военному лётчику Артюхову Михаилу Сергеевичу. Оно относятся к циклу стихов «Улетевшим в вечность посвящается», которые написала наша мама Мишина Наталья Викторовна, занимаясь поисками нашего прадеда-военного лётчика вместе с нашей бабушкой Мишиной (в девичестве Артюховой) Галиной Васильевной. Стихотворение в настоящее время участвует в проекте «Стихи над городом», созданном при участии Брянской городской администрации.

Великая Отечественная война оставила горький след в каждой семье, в каждой душе. Наша семья - не исключение. Наши прабабушки и прадедушки были на войне, защищая Родину от немецко-фашистских захватчиков.

Так всегда происходило, что в трудные времена для Отечества наши близкие родственники вставали на защиту Родины. Наш дед Артюхов Сергей Иванович за участие в Первой Мировой войне получил Орден Святого Георгия. Другой дед - Попов Филипп Степанович (по матери) - участник трех войн.

Прабабушка по материнской линии Попова Мария Филипповна (1922-2002), окончив в 1941 году 10 классов средней школы, стала в годы войны Первым секретарём Райкома комсомола по партизанским отрядам Барятинского и Кармановского районов Смоленской и Калужской областей, присутствовала на допросе известных немецких шпионов, завербованных немецкой разведкой АБВЕР, бывшего майора Красной армии Ивана Таврина и Лидии Шиловой, по данным событиям был создан документальный фильм «Кремль-9», в котором говорилось о значении этого партизанского отряда в задержании продвижения немецких войск на Москву в 1941-1942 годах, а также создан художественный фильм «Китайская шкатулка: три в одном». Прабабушка имела право носить карабин. Была признана инвалидом Великой Отечественной войны 1-ой группы.

Артюхов Михаил Сергеевич родился в 1921 или 1922 гг. (но не исключено, что и раньше, в 1916 году) в деревне Голынь Комаричского района. До войны он закончил Брянский железнодорожный техникум и одновременно Бежицкий аэроклуб (в феврале 1941 года), а затем был направлен аэроклубом на учёбу в Армавирскую авиашколу. Там и застала его война. Известно по документам, что с декабря 1941 года он был курсантом Конотопского военного авиаучилища, а в июне 1942-го убыл в 6-ю запасную авиабригаду для прохождения службы и, согласно приказу от 06.07. 1942 года, стал пилотом.

До этого дня судьба М.С. Артюхова ясна. А далее происходит странное: 14.08.1942 г. пилот «убыл в распоряжение начальника сборного пересыльного пункта минометчиков Московского горвоенкомата и исключен из списков части и всех видов довольствия». Известно, что Сталин дорожил пилотами. Тем более, оказывается, нашему прадедушке присвоили шифр пилота ВВС МВО приказом от того же 14 августа!

И с того дня загадки только множились. В пункт назначения к миномётчикам зашифрованный лётчик не прибыл. Пропавшим же без вести учтён только декабрем 1943 года (по картотеке учета офицерского состава Центрального архива Министерства обороны). Однако в конце лета 1943 года, после освобождения Комаричского района, мать летчика, Марфа Андреевна, получила от него две посылки и ещё какое-то время шли денежные переводы. Она узнала о секретном шифре пилота и в 1956 году обратилась к главному редактору газеты «Красная звезда» с просьбой помочь найти пропавшего без вести на войне ее сына. (Полный текст письма размещен в интернете на ОБД «Мемориал»).

Поисками летчика занимались его родители, брат Василий Сергеевич с женой Марией Филипповной (нашей прабабушкой), две сестры, но так и умерли, не узнав ничего о его дальнейшей судьбе. Все обрывалось непонятным шифром телеграммы «ВВС МВО 1545/III». Конечно, недоумевали: зачем вообще надо было шифровать пилота? Для какого-то секретного государственного задания? Но какого? Все известные летчики летали под своими именами. Далеко и ходить не нужно за примером: про нашего брянского летчика даже немцы объявляли: «Внимание! В воздухе Камозин!»

Родственники завещали нам продолжить эти поиски...

И вот 15 октября 2012 года идёт телепередача на канале Россия-1, с участием нового министра обороны С.К. Шойгу, о летчиках-перегонщиках самолётов, полученных от американцев по ленд-лизу. О существовании этой воздушной трассы мы ранее ничего не знали, и теперь увидели новый путь поиска. Днями и ночами мама и бабушка засиживались в интернете, читая и изучая документы, статьи, книги о сложной и опасной службе на трассе. Обращались с письмами в разные организации. Обнаружилось много интересного.

Всё началось с того, что на Московской конференции трех держав только еще складывавшейся антигитлеровской коалиции — СССР, США и Англии (сентябрь—октябрь 1941г.) — было решено поставлять в СССР по ленд-лизу, начиная с 1 октября по 400 боевых самолетов в месяц.

Так родилась «Сталинская трасса» Аляска-Сибирь, или, сокращённо, АлСиб. Общая протяжённость её, от Аляски через Сибирь и Урал до Москвы, составляла 14 тысяч километров.

За 1942-45 годы по ней было переправлено 7926 боевых самолетов. Советским и американским лётчикам приходилось работать в мороз 60 градусов. Вот что пишет Сергей Богатко в своей книге «Особая группа НКВД«: «Почти на всех истребителях не было отопления, поэтому четырех - пятичасовой полёт с обмерзшими стеклами кабины и без автопилота становился для летчиков серьезным испытанием... Мороз превращал масло в камень, лопались резина и шланги - выходила из строя гидравлика. Подвесные баки, без которых не дотянуть до ближайшего аэродрома, нарушали аэродинамику, усложняли пилотирование истребителей. Неудивительно, что на первый год перегонки пришлось наибольшее количество потерь: пятьдесят восемь из восьмидесяти одного самолёта, потерянного за три года действий АЛСИБа». Были случаи, когда самолеты с замерзшим топливом падали на заснеженные скалы, откуда не было никакой возможности достать экипаж, даже если кто уцелел... Согласно Википедии, на советском участке героической трассы погибли 114 человек.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за образцовое выполнение заданий командования 1-я перегоночная авиадивизия была награждена орденом Красного Знамени, а многие офицеры и солдаты — орденами и медалями. (Кстати, летал на «Аэрокобре» и летчик-истребитель А.Покрышкин, сбивший за годы войны 59 немецких самолетов). А бомбардировщики «Бостон» после реконструкции стали грозными для немецкого флота торпедоносцами. Торжественное открытие монумента героям-авиаторам состоялось 26 августа 2006 года и на Аляске, в городе Фэрбанкс. Там на флагштоках развеваются три флага: России, США и Аляски.

Об этой линии и этих людях не было сообщений в сводках Совинформбюро и еще многие годы документы хранились в сейфах под грифом «Секретно» и «Совершенно секретно». Теперь же поиски обрели второе дыхание. У мамы и бабушки появились основания предполагать, что наш пропавший без вести лётчик мог служить на трассе АлСиб в 3-м либо 1-м перегоночном авиационном полку Первой перегоночной авиадивизии. Эти полки формировались как раз в августе-сентябре 1942 г. в Иваново на авиабазе 6-й запасной авиабригады, где и служил наш прадедушка-летчик. Уже одно это предположение послужило для нашей мамы стимулом к написанию новых стихов:

 

Поиски героя

Молчат могилы и молчат архивы,

И в небе звёзды меркнут сгоряча.

Медали, ордена - для тех, кто живы,

А всем ушедшим - память и свеча...

 

Но где же ты, наш дедушка и дядя?

Куда летел? Чей выполнял приказ?

Быть может, ты с небес устало глядя,

Волнуешься и молишься за нас?

 

Где смертью неминуемой дышали

Извечным льдом покрытые хребты,

Там сталинские соколы летали,

Возможно, среди первых был и ты...

 

Быть может, в наступающей пехоте

Ты оказался средь убитых тел?

Но нет... В своём последнем самолёте

К Победе и бессмертью ты летел.

 

А там уже невидимы границы....

Полёты в вечность выше всех путей.

Настанет день - придём мы поклониться

К могиле неоплаканной твоей...

 

Вот несколько выписок из приказа: «... Военному совету Дальневосточного фронта отобрать и направить к 15.8.1942 г. в распоряжение командира 6-й запасной авиабригады в Иваново 30 экипажей для истребительных самолетов и 30 экипажей для бомбардировочных самолетов. Выделить экипажи, умеющие летать в сложных метеоусловиях и ночью. Передать к 5.8.42 г. в состав 1-й авиабригады 7 экипажей Б-25 и 10 экипажей «Бостон-3» из состава перегоночных групп южной трассы Военным советам Волховского, Воронежского и Сталинградского фронтов и Архангельского военного округа выделяемые на формирование 1-й авиабригады авиаполки в полном составе направить в Иваново в распоряжение командира 6-й запасной авиабригады к 5.8.42 г. Формирование Управления Красноярской воздушной трассы и управления 1-й авиационной бригады закончить к 15 августа 1942 года.

Получается интересная картина: 14 августа 1942 года наш прадедушка, грамотный, имеющий техническое образование летчик, Артюхов Михаил Сергеевич, получает секретный шифр пилота ВВС МВО № 1545ДИ и зачем-то направляется на пересыльный пункт минометчиков, куда он так и не прибыл, зато на следующий день 15 августа 1942 года на строго секретной воздушной трассе Аляска-Сибирь появляется летчик Артюхов Михаил Ильич.

В списках личного состава 3-го Перегоночного авиаполка значился летчик-майор Артюхов Михаил, но по отчеству Ильич, - командир бомбардировочной авиаэскадрильи. На сеймчанском кладбище похоронен экипаж, погибший 27 мая 1943 года в результате катастрофы самолёта А-20В № 13675, в составе: майор Артюхов Михаил Ильич командир бомбардировочной авиаэскадрильи 3-го ПАП, капитан Федотов Иван Сергеевич — заместитель командира и младший воентехник Трошин Матвей Матвеевич.

За помощью мама и бабушка обратились с письмом к губернатору Магаданской области, и он направил это обращение в поселок Сеймчан. Там к поиску подключилась бывший директор местного краеведческого музея Светлана Александровна Ярышева, ныне корреспондент двух сеймчанских газет. С ней началась переписка по электронной почте. И в первом же письме она сообщила, что встречалась с Тамарой Обращенко, которая, будучи старшеклассницей, под руководством Захаровой Галины Павловны занималась в 70-е годы поиском сведений о погибших лётчиках. Помнит, что по поручению Захаровой писала письма Илье Павловичу Мазуруку, и тот отвечал на эти письма. Помнит, как нашли могилы на кладбище. Состояние табличек на надгробиях было таково, по её словам, что они были практически не читаемы. О том же (но это из другого письма) говорит и сама Галина Павловна: когда они начинали сбор информации по этому экипажу, надписи на табличках на надгробии были едва видны, и отчество было прочитано как Михаил Ильич, хотя оно могло быть и другим. Трудночитаемое отчество летчика-перегонщика Артюхова Михаила записали как Ильич, так оно потом и стало значиться в архивных документах. Самолёт разбился во время тренировочного полёта.

При взлёте не хватило разбега, были помяты лопасти винта. Быстро устранив поломку, экипаж снова пошёл на взлёт, но в воздухе самолёт развалился на части.

Приводим также цитату из статьи «Экспедиция на Нагаин», которая опубликована в магаданской газете «Северная надбавка» № 33 (435) от 18.08.2010г.: «Братская могила лётчиков с едва видной надписью на табличке послужила началом поиска. Спустя два года ребята установили дату, тип самолёта и состав погибшего экипажа: в А-20 «Бостон» 27 мая 1943 года находились майор Артюхов Михаил Ильич, капитан Федотов Иван Сергеевич, воентехник Трошин Матвей Матвеевич». В то же время в списках безвозвратных потерь 1-й ПАД и Приказе об исключении из списков №712 от 31.07.1943 ГУК НКО и вовсе указан Артюхов Михаил Михайлович, как командир бомбардировочной эскадрильи, погибший 27.05.43г. при катастрофе А-20В № 13675. То есть по одному и тому же факту (катастрофа того же самолета, в тот же день, в том же составе экипажа) указываются разные отчества Артюхова Михаила.

Светлане Александровне удалось разыскать Матвеева Валерия Алексеевича - руководителя поисковой группы, в прошлом зам. командира сеймчанского авиаотряда, проживающего во Владивостоке. Он сам лично нашел в тайге 8 разбившихся в годы войны самолетов, установил судьбу погибших членов экипажа. Светлана Александровна разговаривала с ним и о нашем летчике, узнавала про шифр пилота. Сообщила и номер его телефона, а потом написала по электронке: «... Матвееву Валерию Алексеевичу вполне можно доверять. Раз он сказал, что № 1545/Ш - это номер 1-ой перегоночной авиадивизии и номер 3-го ПАП, то это так и есть. Он много лет занимался материалом по прегоночной, провёл огромную поисковую работу, лично встречался с Мазуруком, Шерлем и другими ветеранами трассы, был в США. У него много публикаций на эту тему». Это номер полевой почты 3-гоПАП.

Естественно, бабушка с мамой решили позвонить во Владивосток и еще раз убедиться в том, что шифр нашего пилота совпадает с номером базы 3-го ПАП 1-й ПАД ГВФ, расположенной в Сеймчане. Валерий Алексеевич подтвердил это. А на общей фотографии с И.П. Мазуруком все увидели летчика, очень похожего на нашего прадеда Михаила, он стоит в кожаном плаще, второй слева.

Неофициальная фотоэкспертиза подтвердила, что, с большой вероятностью, изображенный на этом фото и похороненный в Сеймчане Артюхов Михаил Ильич - возможно, это и есть наш прадедушка-лётчик Артюхов Михаил Сергеевич, чьё отчество было нечитаемым на надгробной табличке и записанным как «Ильич».

Светлана Александровна выслала нам фотографии сеймчанского аэропорта, обелисков и могил погибших летчиков. С них и началось сеймчанское кладбище.

Сейчас над могилами летчиков-героев шефствует Магаданский авиаотряд. Могилы ухоженные, наверху красные звезды, оградки покрашены блестящей краской. Видны и дорожки, значит, туда часто приходят... Люди чтут память героев, рассказывают о них своим детям, чтоб не прерывалась память поколений.

Если бы можно было послать весточку от нас в то время, хотелось бы передать героическим лётчикам песню, сочинённую нашей мамой Натальей Мишиной. Верится, что песня пришлась бы им по душе.

 

Песня летчиков-перегонщиков

Знают нас и Штаты, и тайга –

От Фербенкса и до Красноярска:

Самолёты, чтоб разбить врага,

Мы должны перегонять с Аляски.

Мы летим, летим, а под крылом

Дышат смертью снежные вершины.

Согреваем собственным теплом

В небесах промёрзшие кабины.

 

Там, за бортом, минус 60,

А на фронте жарко от бомбёжек.

Только нет нигде пути назад,

Путь к Победе вместе мы проложим!

 

Ничего не зная про лэнд-лиз,

Нас живыми ждут родные дома.

Самолет, дружок, не падай вниз,

Дотяни ты до аэродрома!

 

 

В заключение хочется сказать:

 

Спасибо Вам, дорогие ветераны,

лётчики-перегонщики,

ныне живущие и ушедшие!

 

За то, что работали без праздников и

выходных!

 

Спасибо за то, что летчики на фронтах смогли получить хорошие самолеты и сохранить многие жизни.

За то, что не берегли себя, рисковали своей жизнью и отдавали жизнь ради ПОБЕДЫ!

 

Мы гордимся вами, помним и чтим!

 

Люди уходят - искусство и подвиги остаются!

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!
 
По теме
В Брянске активировались аферисты - Газета Вперёд Аферисты, предлагающие приобретси пожилым людям чудо-устройства, которое спасает от всех  болезней и даже коронавируса, активизировались в Брянске.
Газета Вперёд